Воблеры класса “Rattlin”

воблер Rattlin на поводкеВоблеры класса “раттлин” («Rattlin») имеют четыре характерные особенности: они тонущие, лишены заглубляющей лопасти, снабжены “погремушкой”, крепежное колечко расположено не в передней части, а на “загривке”.

Не менее половины фирм, производящих воблеры, имеют в своем ассортименте хотя бы один раттлин. И это не случайно. Отчасти интерес производителя обусловлен невысокой стоимостью раттлинов: при стоимости на 30-40% ниже большинства других моделей они очень неплохо продаются, поэтому раттлины можно назвать “народными” воблерами, если к воблерам это слово вообще применимо. Слово “раттлин” переводится как “гремящий”. Хотя “погремушки” сейчас имеются на самых разных воблерах, в том числе и на тех, что радикально отличаются от Rattlin’ Rapala и ему подобных. Главным же для раттлинов является их форма и смещенная вверх точка крепления к леске. Почти все эти воблеры имеют, грубо говоря, пропорции спичечного коробка: соотношение длины и ширины значительно меньше, чем у большинства других воблеров. При этом раттлин нельзя назвать “толстым”, поскольку его горизонтальный габарит в поперечном сечении в несколько раз меньше вертикального.

Пропорции и смещенная точка крепления обеспечивают раттлину типичную для него игру: при подмотке воблер занимает наклонное положение и мелко дрожит. Амплитуда колебаний меньше, чем у других воблеров, а частота – выше.

При остановке подмотки, как и положено тонущему воблеру, раттлин погружается. Из-за этого раттлины иногда относят к типу «каунт-даун» (countdown). Это не совсем корректно, так как настоящий воблер каунт-даун с началом подмотки некоторое время движется почти горизонтально, раттлин же идет по наклонной вверх, то есть при проводке с подмоткой и остановками он движется подобно джиговой приманке.

Несомненное достоинство раттлина – его дальнобойность. Значительный вес, хорошая аэродинамика обеспечивают очень приличную дальность заброса. Кроме того, раттлин крайне редко перехлестывается в полете – с воблерами других типов это случается чаще, особенно если приходится забрасывать против ветра.

Почему до сих пор очень многие спиннингисты предпочитают ловить на блесны, а не на воблеры? Думаю, не последнюю роль здесь играет существенно большая универсальность блесен. Располагая тремя-четырьмя “железками”, вы принципиально можете ловить самую разную рыбу как на мели, так и на глубинах. С воблерами такое не пройдет. Их минимальный набор, с претензией на универсальность, должен включать не мерее дюжины приманок. Если, к примеру, на вращающуюся блесну «Лонг» №2, расталкивая друг друга, «вешаются» щуки и окуни, и это в порядке вещей, то на один конкретный воблер ловятся большей частью хищные рыбы одного вида.

На мой взгляд, раттлины в этом плане показательны. Основной хищник, который на них ловится, это окунь – он составляет 80 % улова. Происходит это потому, что окунь, как никто другой, падок на приманки, имеющие высокую частоту колебаний. Если условно классифицировать все спиннинговые приманки по этому параметру (характерная частота колебаний), то, кроме традиционных для ловли окуня вращающихся блесен, игру с образованием высокочастотных акустических волн дают раттлины и, может быть, блесны типа “Цикады”.

Мне много раз приходилось наблюдать, как окуни начинают безумствовать от раттлина. Не стану утверждать, что такое бывает в те дни, когда ни на что другое хищник не реагирует. При этом раттлин, по сравнению с вращающейся блесной, часто дает намного лучший результат: окуней попадается больше и они крупнее. Работая с “вертушками”, мы свыклись с мыслью, что с увеличением размера блесны число поклевок уменьшается. Кто-то даже сформулировал такое правило: на один миллиметр больше – на одного окуня меньше. С раттлинами и воблерами вообще это правило не работает. Если вам случится найти стайного окуня – поэкспериментируйте с раттлинами и убедитесь: на более крупный ловится лучше. Все, конечно, должно быть в разумных пределах: при расчете на среднего (150-200 г) окуня 4-сантиметровый воблер будет маленьким, а 6-сантиметровый – в самый раз.

Техника ловли окуня на раттлин несложная. Если ужение происходит на неглубоком месте (или окунь держится в верхних слоях воды), то проводка начинается сразу после заброса, однако даже на мелководье лучше приманку вести не равномерно, а с небольшими паузами или с покачиванием вершинки спиннинга. От этого число поклёвок возрастает минимум в полтора раза.

На более глубоком месте стоит увеличить вертикальную составляющую траектории воблера, но при целевой ловле окуня лучше все же не доводить дело до чисто ступенчатой проводки – с паузами продолжительностью в несколько секунд волнообразная проводка эффективнее.

Окуневая поклевка – это легкий тычок, часто двойной или тройной. На первый взгляд, окуни атакуют воблер бессистемно. Однако статистика поимок говорит о том, что примерно в семи случаях из десяти окунь хватает его с головы или сбоку, но ближе к передней части – он цепляется так, что передний тройник оказывается во рту. При этом задний тройник при вываживании частенько подбагривает окуня. В таком случае рыба практически не имеет шансов сойти. Реже окунь попадается только на задний тройник и вот это-то, как правило, заканчивается сходом. Когда же повисшего на хвостовом тройнике окуня удается вытащить, в его губах зияют здоровенные дыры.

Число окуневых сходов удаётся заметно уменьшить, применяя мягкое удилище и эластичную леску. Однако на практике я бы посоветовал следовать этой рекомендации только наполовину – в той части, что касается выбора удилища (с невысоким весовым тестом и полупараболическим строем), леску же лучше использовать не растяжимую монофильную, а плетеную. Хотя в нашем случае и не требуется сверхчувствительности, как при джиговой ловле, проводку воблера желательно ощущать со всеми нюансами, отсюда и предпочтительность плетеного шнура. Бывает, что с одного заброса удается взять двух окуней – один цепляется за передний тройник, а “напарник” составляет ему компанию на заднем. Как это происходит, иногда удается увидеть. Вот на воблер набрасывается один окунь – он “садится” на передний тройник; вокруг него тут же возникает целый клубок из таких же полосатых рыб, каждая из которых так и норовит урвать свой кусок подвалившего первому окуню “счастья”, и урывает… Поначалу на такие случаи реагируешь, как на что-то из ряда вон выходящее, потом привыкаешь. Здесь есть одна тонкость: когда “сядет” на тройник первый окунь, лучше не разматывать леску сразу, а дать ему несколько секунд походить по кругу – тут и второй “приклеится”. Если бы у раттлина, как у некоторых других воблеров, было три тройника, то, наверное, можно было бы “брать” и трех окуней с одного заброса…

Несколько слов о конкретных моделях раттлинов. Сразу скажу, что все те, что я пробовал (а это воблеры очень солидных фирм), оставили самое приятное впечатление по своим рабочим качествам – это при том, что некоторые другие приманки тех же производителей не принимались мной безоговорочно.

Воблеры класса «раттлин» (сверху – вниз):

  • Rattlin Rapala;
  • Cordell Super Spot;
  • Bill Lewis Rat-L-Trap;
  • Berkley Power Rattle;
  • Mirrolure 33MR;
  • Heddon Bayou Boogie.

Более других известен в нашей стране (а возможно, и во всем рыболовном мире) Rattlin’ Rapala. Благодаря характерному профилю, его трудно спутать с другими воблерами. Важной отличительной чертой является вогнутость в лобовой части, из-за которой воблер начинает вибрировать уже при самой малой скорости проводки.

Heddon Bayou Boogie – этот раттлин ни на один другой не похож. Среди московских спиннингистов он получил прозвище “кабанчик”. Поначалу к нему относились сдержанно – уж больно отталкивающей казалась его внешность. Потом его оценили на рыбалке, и теперь “кабанчика” в магазинах днем с огнем не сыщешь. Очень скоро, кстати, Bayou Boogie отметит свой полувековой юбилей. Плохие воблеры столько не живут.

Bill Lewis Rat-L-Trap – мой фаворит среди раттлинов. Возможно, я субъективен, но мне кажется, что окуни хватают Rat-L-Trap даже с большей жадностью, чем Rattlin’ Rapala.

Cordell Super Spot – очень похож на Rat-L-Trap , только не имеет сверху плавничка. Предельно прост конструктивно: полый корпус незамысловатой миндалевидной формы, шарики внутри и два тройника снаружи.

Нужна ли все-таки «погремушка»?

Вопрос, на который очень непросто дать однозначный ответ. Если проанализировать высказывания американских “профи” уровня Ларри Никсона или Билла Дэнса, то число сторонников и противников “погремушки” примерно совпадает. При этом большинство из тех, кто не воспринимает всерьез гремящие шарики, в принципе согласны, что хуже от них не будет. Тем не менее, они не упускают случая уколоть своих оппонентов, сравнивая их с малыми детьми.

Я и сам склоняюсь к тому, что “погремушка” не оказывает заметного влияния на количество поклевок, в том числе и в тех условиях, когда, казалось бы, акустическое воздействие на рыбу должно играть существенно большую роль, чем визуальное – в мутноватой воде, например.

Для более обоснованного вывода можно провести чистый эксперимент: сравнить два одинаковых воблера, один с шариками, другой – без. Однажды я попытался проделать подобное: взял два “Супер Спота”, одному из них произвел “трепанацию” корпуса, зафиксировал шарики клеем, чтобы не гремели, и заделал все, как было.

На первом же забросе на “тихий” раттлин попался 300-граммовый окунь, но на втором я намертво “засадил” его на коряге. Воспроизвести такой воблер еще раз я поленился. Вопрос об эффективности “погремушки” остался открытым…

Тест на разгрызаемость

Если у вас есть собака, она, должно быть, не прочь поиграть с какой-нибудь палкой. Что после этого с палкой бывает, вы знаете. Щука хоть и не собака, но зубки у нее – дай Боже! И воблер из мягкого дерева она рано или поздно доводит до подобия изгрызенной палки. Даже незначительные “телесные” повреждения, если их своевременно не “подлечить”, чреваты для бальсового воблера неприятностями: внутрь просачивается вода, он теряет плавучесть и трескается.

Воблеры из пластика не то чтобы совсем не страдают от щучьих и судачьих зубов, но для них эта угроза гораздо менее актуальна. В моей коллекции имеется пара раттлинов, на счету каждого из которых более двух дюжин зубастых хищников. Оба воблера полностью сохранили боеспособность, хотя их поверхность основательно покрыта шрамами от зубов.

Почти все раттлины успешно выдерживают экзамен на разгрызаемость, но два упомянутых выделяются из общей массы тем, что на них ловятся преимущественно щука и судак, а не окунь. Эта модель Mirrolure 33MR стоит особняком в ряду раттлинов не только потому, обладает особой игрой.

Лобовая поверхность Mirrolure 33MR не плоская и не вогнутая, а выпуклая, из-за чего этот раттлин начинает вибрировать только на повышенных скоростях проводки, а при медленной подмотке он идет без типичной для других раттлинов игры. Однако главное, как мне кажется, заключается не в этом. Если Rattlin’ Rapala или Rat-L-Trap практически не отклоняются от направления подмотки по горизонтали, то Mirrolure 33MR совершает рыскающие движения то вправо, то влево. Такой ход воблера, особенно при ступенчатой проводке, провоцирует щучьи и судачьи поклевки.

Есть (точнее, был) и еще один воблер, на который я ловил в основном судаков и щук. Это Power Rattle который компания Berkley выпускала несколько лет назад. Воблер состоял из двух частей: передняя (как и у других раттлинов) – из твердой пластмассы, задняя (что очень типично именно для Berkley) – из мягкого “ароматного” пластика.

Хотя Power Rattle и комплектовался запасными хвостиками, такая конструкция оказалась нежизнеспособной. Как-то при ловле щук я за полдня лишился всего запаса резиновых хвостов у воблеров – настолько быстро щука их “съела”. Power Rattle не выдержал теста на разгрызаемость и, наверное, по этой причине исчез со страниц каталога Berkley.

Годятся ли тонущие воблеры для троллинга?

Действительно, многие из нас привыкли к тому, что «дорожкой» ловят только на плавающие воблеры или суспендеры. Основная проблема, которая встает при использовании тонущих, – они при остановке лодки ложатся на дно, что чревато мертвыми зацепами и более мелкими неприятностями.

Все это и в самом деле так, если ловить в водохранилище над пеньками. На чистом дне тонущий воблер можно смело использовать. Единственное, что вызывает вопросы и сомнения, это глубина, на которой он будет идти.

Однозначного ответа никто не даст, однако из опыта ловли “на дорожку” можно сделать два принципиальных вывода. Во-первых, любые раттлины идут, как правило, выше, чем плавающие воблеры класса “deep runner”. Разумеется, мы говорим о свободном использовании воблеров – без дополнительных заглубляющих приспособлений (down rigger и др.). Во-вторых, раттлины очень эффективны при ловле судака во время термоклина.

Самый крупный Rattlin’ Rapala на стометровой леске (если лодка движется в среднем темпе) идет в 3,5 м от поверхности, более мелкие – несколько выше. Воблер Rattlin’ Rapala считается одним из лучших при ловле “на дорожку” на озерах Валдайской возвышенности.

В непосредственной близости от Москвы есть Бисеровские песчаные карьеры. Одно время на Большом карьере работала лодочная станция. Как-то, приехав на рыбалку, я взял лодку, но тут выяснилось, что якоря к ней не полагается. Чтобы ловить “на дорожку”, а другого просто не оставалось, у меня даже не было нужного набора приманок. Нашелся, правда, раттлин, но раньше я был уверен, что это не троллинговая приманка.

Много я тогда не поймал (рыба в Бисеровских карьерах всегда давалась не без труда), но пару килограммовых судаков и одну щучку взять удалось – и именно на раттлин. Термоклин на карьерах – явление обычное, и рыба стояла в толще воды. Так получилось, что, поставив раттлин, я угадал с горизонтом проводки – отсюда и результат.

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *